Чиновникам запретят жировать

Со следующего года в России заработает Федеральная контрактная система

Ожесточенные споры о том, какой должна быть система госзакупок, велись несколько лет. На днях президент Владимир Путин подписал закон о Федеральной контрактной системе. Документ обязывает чиновников закупать разные товары и услуги для своих нужд по новым правилам. Станет ли от этого меньше коррупции? Чем был плох старый закон и чем будет лучше новый?

НОРМА ОТКАТА — 10 — 20%

Пять триллионов рублей — именно такую сумму ежегодно тратят различные ведомства и госучреждения. Закупают все: от канцелярских товаров до элитных машин своим начальникам. По идее закупки проходят на конкурсной основе. Тот, кто предложит наилучшую цену, получает контракт — просто и понятно. Есть только одно но. Никому в нашей стране невыгодно экономить государственные деньги. Вот и получается, что из 5 трлн. рублей около 20% (это оценка премьера Дмитрия Медведева) разворовывается. Способов масса.

— Лично мы в тендерах не участвуем, потому что это бессмысленно, — говорит Анатолий, владелец небольшой мебельной фабрики. — Пробовали пару раз, но там все схвачено. На рынке работают посредники. Мы с одним таким мужиком и дружим. Он приходит к нам и узнает, за сколько мы можем сделать нужную мебель. Допустим, мы выставляем цену в 100 рублей, он накручивает ее в два-три раза и идет договариваться с главврачом какой-нибудь поликлиники. С ним работают подкованные ребята. Они сочиняют техническое задание на тендер так, что выиграть его можем только мы. Деньги потом получаем налом, при этом свой товар продаем по рыночной стоимости.

В общем, старый, пока еще действующий закон о госзакупках от коррупции не спасает. Чиновники хотя и боятся попасться, но запретный плод слишком сладок. Да и договориться можно всегда.

— Средняя норма отката, по моему опыту, — 10-20%, — продолжает Анатолий. — Умные люди предпочитают накручивать понемногу, чтобы не вызвать подозрения. Жить как-то нужно. Я бы с удовольствием работал по-честному. Но у нас так не получается, потому что воруют все. И первый вопрос, который мне задают заказчики: «А за мой интерес работать будете?»

Всем участвующим в госзакупках нынешняя ситуация выгодна. Чиновник получает откат, фирма-посредник — свою комиссию, производитель — заказ на свою продукцию, прикрывающий их налоговик — свой процент за «слепоту». В итоге страдают только абстрактное государство и абстрактные налогоплательщики. А их не жалко.

ПОДРЯДЧИКИ ПОЛУЧАЮТ ПРЕДОПЛАТУ, А ПОТОМ ИСЧЕЗАЮТ

Еще один минус старого закона о госзакупках — принцип конкуренции действует очень криво. С одной стороны, ее почти нет. По статистике, в более чем 80% тендеров победитель получает заказ по стартовой цене. Либо потому, что участник был только один. Либо потому, что победитель заранее сговорился со своими конкурентами. Например, пообещав им в будущем субподряд.

С другой стороны, там, где конкуренция все-таки есть, она не всегда ведет к улучшению качества и увеличению экономии. Так, закон о госзакупках выявил и другую проблему. Представим честного чиновника, которому нужно сделать сайт под какой-нибудь проект или закупить мебель в новое здание. В этом случае выиграет конкурс та фирма, которая предложит самую низкую цену. А что это значит? А то, что качество в большинстве случаев будет ниже плинтуса. Или компания просто сольется, получив предоплату.

— Есть такие конторы: они пачками выигрывают контракты, создают видимость работы, получают первые деньги, а потом исчезают, — рассказывает Алексей, сотрудник одной из строительных фирм. — Найти их потом невозможно, они меняют юрлицо и продолжают работать. У нас был случай — подряд на строительство дороги выиграла контора, уставный капитал которой был 10 тысяч рублей. Они сбили цену на 70%. Два дня поработали — и след их простыл.

НА ЛЮБОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ НАЙДЕТСЯ ХИТРЫЙ ЧЕЛОВЕК?

Объяснить, чем новый закон отличается от старого, в двух словах невозможно. В документе 500 с лишним страниц. Плюс к нему предполагается принять еще 60 подзаконных актов. Ведомства и различные группы экспертов воюют друг с другом за каждую поправку. По сути, есть несколько изменений. Будет больше различных вариаций тендеров и аукционов, а также методов определения справедливой цены.

— Мы сейчас пытаемся вылечить эту систему, которая больна коррупцией и массовым сговором поставщиков, — говорит Ирина Кузнецова, научный руководитель Института управления закупками и продажами Высшей школы экономики. — Появится больше промежуточного контроля. Конечно, это будет немного замедлять процесс. Но зато появится нацеленность на результат, а не на экономию средств. На каждом шаге возникнут фильтры. Если чиновники покупают автомобиль, то будет оцениваться его стоимость, функционал. Чтобы купили что-то качественное и действительно полезное. Это снизит беспредел, когда у нас яхты и «Ленд Роверы» за государевы деньги покупались.

Еще один плюс — будет больше механизмов для гражданского контроля. Любой человек сможет написать жалобу, если условия тендера ему покажутся неадекватными. При крупных сделках участники тендера должны раскрывать реальных владельцев компании. Чтобы не получилось так, что чиновник-отец отдает подряды бизнесмену-сыну. Плюс для контрактов на сумму свыше 1 млрд. рублей придется делать общественное заключение.

— Будет закон лучше или нет, еще рано говорить, — считает Иван Бегтин, эксперт по госзакупкам. — Нынешний закон в его первоначальном виде тоже был очень хорош. Но, как только его приняли, разные ведомства стали лоббировать различные поправки к нему. В итоге он изменился до неузнаваемости. В новом законе заложена очень хорошая идея — ввести ограничения на покупку элитных вещей за бюджетные деньги. Такого раньше не было.

— На любое ограничение найдется хитрый человек, который придумает, как его обойти, — философски рассуждает мебельщик Анатолий. — И вы ошибаетесь, если думаете, что воруют только в госструктурах. В частных компаниях размах воровства еще выше. Такая у нас страна. Но там хотя бы начальники заинтересованы в том, чтобы ловить «крыс». Одну девушку, которая с нами сотрудничала, недавно поймали за руку. Ее начальник под видом клиента позвонил и спросил, сколько стоит наша мебель. Оказалось, на 50% дешевле, чем проходило в контракте, который она ему подсунула. В общем, не получилось у девочки на Карибы уехать, как она мечтала.

Материалы: http://www.kp.ru

 
Статья прочитана раз(a).
 

Оставьте свой отзыв!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.